Бюро переводов - Москва. Услуги перевода: профессиональный перевод бюро переводов Берг
Добавить в избранное    

+7 495 650-35-00 +7 495 589-83-47

Бюро переводов Берг
понедельник - пятница с 9.00 до 19.00
суббота с 10.00 до 17.00
 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

  Контакты
 

Бюро переводов "Берг"

Наш адрес:
123001, Москва, ул. Б. Садовая,
д. 5, гостиница «Пекин»,
вход во двор через арку со стороны Садового кольца,
2 этаж, офис 138
(бесплатная парковка по предварительному заказу)


Телефон/факс:
+7 495 650-35-00
+7 495 589-83-47


ICQ:
ICQ # 559089529
Менеджер Лобакова Карина
ICQ # 553504962
Менеджер Потапова Тамара

Skype:
Skype Me™! translation-bureau

E-mail:
berg_comp@mtu-net.ru

СХЕМА ПРОЕЗДА


Задать вопрос на Slowo.ru
Увеличить
По итогам деятельности предприятий за период с 1995 по 2005 гг. Б Ю Р О ПЕРЕВОДОВ БЕРГ было награждено Дипломом Российского Фонда Защиты Прав Потребителей "За активное участие в формировании цивилизованного потребительского рынка в России". Награждение проводилось в здании Правительства Москвы общественно-экспертным советом смотров "ЛУЧШИЕ В РОССИИ", "ЛУЧШИЕ В МОСКВЕ".
   Статьи - Переводчики о себе и о своей профессии

Нина Федорова - переводчик с немецкого

Нина Федорова: Лозунг переводчика - "Я знаю, что ничего не знаю"
Дата публикации:   17 Июля 2001

Нина Николаевна Федорова - переводчик с немецкого, шведского, нидерландского, английского, польского . В ее переводах публиковались Э.Т.А.Гофман , Г.Гессе , Р.Вальзер , Ф.Дюрренматт , Р.Музиль , Ф.Кафка , К.Вольф , А.Зегерс, З.Ленц , А.Штифтер, Л.Перуц; С.Дельбланк, Х.Мартинсон, Т.Линдгрен, Л.Густафсон; С.Нотебоом, Й.Ванделоо, М.т'Харт, Ж.Хеераардс; Л.Тырманд...

Государственная премия Австрийской республики за литературный перевод 1994 г. (роман К.Рансмайра "Последний мир").

Нина Федорова: Время от времени преподавательница немецкого языка предлагала нам, студентам, перевести фрагменты из Ремарка, из Брехта, из других авторов. Многие из этих произведений были переведены, но интересно было перевести самой, а не списывать.

Тогда я не думала заниматься переводом - интересы были другие. Я заканчивала университет как лингвист, а не как литературовед, хотя курс истории литературы читали для всех. Занималась структурной лингвистикой, хеттологией (ходила на лекции Шеварошкина, Зализняка, Б.Успенского).

А потом попробовала перевести что-нибудь для себя и даже посылала свои работы в "толстые" журналы, но лбом стену прошибить трудно. Позднее, поработав в издательстве, я поняла, что "самотек" почти не читают. Вот и мои переводы никто не читал.

Елена Калашникова: Переводы каких произведений Вы отправляли в издательства?

Н.Ф.: Например, польские рассказы.

Потом переводила технические статьи для ВИНИТИ. Мой первый напечатанный перевод - это "Теория вероятности. Математическая статистика. Управление качеством продукции", с немецкого, учебник для практиков. Профессор математики, мой научный редактор, очень удивился: "Вы что, знаете математику?" - "Нет, прочитала 3 учебника по математике перед тем, как перевести книгу". В ВИНИТИ много статей по ядерной физике переводила с английского. Художественную литературу переводила "в стол", для себя.

В конце концов получилось так, что мой муж, тоже выпускник филологического факультета МГУ, стал работать в журнале "Иностранная литература". Как-то он показал мой перевод сказки Гессе А.В.Карельскому. Благодаря Карельскому рассказ напечатали, потом в журнале вышли мои переводы Анны Зегерс и Зигфрида Ленца. Мне стали предлагать переводческую работу. На первых порах переводила все, что предлагали, ведь если откажешься, больше не предложат. Постепенно стала переводить больше, ушла с преподавательской работы в издательство.

Е.К.: В какое издательство?

Н.Ф.: Сначале в "Прогресс", потом в "Радугу". "Радуга" выпускала тогда современную зарубежную литературу. "Прогресс", а позднее "Радуга" выпускали послевоенную литературу, в частности, после 1973 года, - литературу, вышедшую в рамках Женевской конвенции, то есть новинки. Переводили книги чуть ли не со всех языков мира.

Е.К.: Как Вы считаете, переводить надо со всех языков, чтобы у читателя было представление о каждой культуре, или только литературу, опережающую твою собственную?

Н.Ф.: Надо искать хорошую Литературу с большой буквы, интересные произведения, даже если они принадлежат малознакомой культуре. В свое время издавали библиотеки монгольской, вьетнамской литературы, создавали многотомники, из которых, возможно, только одно произведение заслуживало внимания.

После крушения соцлагеря маятник качнулся в другую сторону, перестали издавать, например, польскую, чешскую литературу. За редким исключением, вроде М.Кундеры, он был из числа чешских диссидентов. А ведь литература осталась хорошей. Отчасти это связано с непрофессионализмом современных издателей, из которых мало кто разбирается в литературе. Но есть и издательства, которые стараются представить широкий спектр авторов.

Е.К.: Это какие издательства?

Н.Ф.: "Текст", который существует около 12 лет, "Прогресс-Традиция", "МиК"; питерские издательства - "Азбука", "Кристалл", "Симпозиум". Последние годы на книжном рынке ситуация улучшилась - появляется настоящая литература.

Е.К.: Вы переводите с нескольких языков, литература какой страны Вам наиболее интересна?

Н.Ф.: Люблю классическую литературу, написанную красивым языком, с элементами романтизма, где много пейзажа. Модернизм и постмодернизм не для меня, не считаю, что словесная эквилибристика, со множеством словесных конструкций и новых слов, выполняет свою функцию. Она часто остается на уровне эксперимента и бывает лишена глубокого смысла. Хотя мне приходилось переводить экспериментальные произведения, например, Дюрренматта.

Е.К.: Если бы Вы составляли библиотеку лучших отечественных переводов, чьи переводы Вы бы в нее включили?

Н.Ф.: Я читаю далеко не все переводы. Прекрасно переводят с английского Владимир Муравьев, Владимир Скороденко, Ирина Тогоева, с немецкого - Серафима Шлапоберская, Соломон Апт, Михаил Рудницкий, с французского - Юлиана Яхнина, Наталия Мавлевич, Нина Хотинская...

Всех не перечислишь, хотя, наверное, профессиональных переводчиков недостаточно - много плохих переводов.

Е.К.: На Вас влияла атмосфера переводимого произведения?

Н.Ф.: Когда переводишь книгу, невольно живешь ее жизнью. Каждая книга - фрагмент твоей собственной жизни, если книга не преломлена через "я" переводчика, перевод не получится. Поэтому может быть много переводов - все они будут разные. Каждый перевод - это не только автор, но еще и личность переводчика. Искусство перевода в том и состоит - могу я или нет передать читателю свои чувства, чтобы он воспринял перевод по-своему. Поэтому перевод нельзя назвать ремеслом.

Е.К.: Какого автора или произведение Вам было переводить труднее всего?

Н.Ф.: Каждая книга сложна по-своему.

Е.К.: А было такое: Вы хотели перевести произведение, но не получилось?

Н.Ф.: Нет, такого не случалось.

Е.К.: Какие свои переводы Вы любите больше всего?

Н.Ф.: Трудно сказать, есть любимые авторы. С удовольствием перевожу австрийскую литературу, из XIX века - Адальберт Штифтер, из ХХ - Лео Перуц, Криста Вольф; из шведов - Торгни Линдгрен, Ларс Густафсон...

Е.К.: А "Ритуалы" Сейса Нотебоома?

Н.Ф.: Эту книгу переводить было интересно. К сожалению, она вышла поздновато, она из 80-х. Сейчас все иначе воспринимается, другие проблемы, особенно у нас.

У нас многие книги, вышедшие за рубежом в 90-е, прошли без резонанса. Сейчас ситуация выравнивается. Выходили прекрасные вещи Кристы Вольф, например, "Медея" в переводе Рудницкого - на книгу почти не было рецензий. А Криста Вольф - одна из лучших немецких писательниц.

Е.К.: Вы переводили только взрослую литературу или детскую тоже?

Н.Ф.: Так сложилось, что детскую не переводила. Там больше пересказа, чем перевода, это умеют далеко не все. Это прекрасно делали Лилиана Лунгина или Борис Заходер. "Малыш и Карлсон" или "Винни-Пух и все-все-все..." стали событиями нашей литературы.

Е.К.: Часто ли Вы сталкиваетесь с трудностями перевода названий ?

Н.Ф.: Довольно часто. Адекватно название передать трудно. Вообще названия переводят в последнюю очередь.

Мне было непросто перевести название книги Кристы Вольф "Kindheitsmuster". Это интересная книга о детстве и ранней юности Вольф, которая родилась в 1928-м на территории так называемой "Немецкой марки" (после войны она отошла к Польше). Немецкое слово "muster" происходит от латинского "монструм", слова очень многозначного, среди его значений есть "образец", "пример", "эталон". Когда я еще не перевела книгу, критики назвали ее "Пример одного детства". По-русски это звучит плохо. Название должно легко произноситься, передавать смысл, быть благозвучным. Название "Пример одного детства" ничего не говорит и плохо звучит.

Конечно, можно спросить у автора, но ему надо объяснить, что ты найдешь и что потеряешь при переводе названия. Вначале я хотела назвать роман "Образцовое детство", в смысле "типичное детство". Но у русского слова "образцовый" есть еще и значение "идеальный", а детство писательницы идеальным не было. При встрече с Кристой Вольф я объяснила, что одного слова, которое передаст все оттенки смысла, не найти (тем более - немецкое слово еще и во множественном числе). Я предложила назвать роман "Образы детства", она согласилась. Название звучит хорошо и на 90% передает смысл немецкого титула.

Русский язык и немецкий (шведский, английский) принадлежат к разным языковым группам. Поэтому дословный перевод вообще невозможен. Легче перевести с немецкого на шведский, и наоборот, хотя и там есть свои сложности, например, у похожих слов разные значения...

Нужно пользоваться средствами своего языка и идти за смыслом, а не за буквой, это сложно, можно впасть в полную отсебятину. Перевод - как бы постоянное хождение по лезвию бритвы. У переводчика должна быть интуиция, чтобы не перешагнуть грань, за которой меньше автора и больше тебя самого.

Е.К.: Как Вы считаете, надо издавать "Избранное" переводчика, ведь сразу будут видны его любимые словечки, обороты? ..

Н.Ф.: Не знаю, это будет интересно, наверное, только специалистам. Разве Вы, читая, задумываетесь над тем, кто перевел книгу?! Вы думаете о том, хорошая это книга или плохая. Я сталкивалась с тем, что книга не нравится, а все дело в плохом переводе. Часто говорят: "Совершенно не важно, как перевести" и вместе с тем: "Какой плохой автор!" А книга-то хорошая, я читала ее в оригинале, просто ее плохо перевели.

Е.К.: Вы считаете, много книг плохо переведено на русский?

Н.Ф.: Сейчас много. Но халтурщики были всегда, а из плохого перевода никакой редактор хорошего не сделает.

Е.К.: Как Вы думаете, переводы устаревают?

Н.Ф.: Многие. Переводы прошлого века Жюля Верна читать невозможно - язык другой, многих современных понятий не было. В переводе это особенно заметно.

Е.К.: Какова сейчас ситуация с переводом?

Н.Ф.: Все довольно сложно. Молодым переводчикам сейчас труднее научиться. Раньше с начинающими работал редактор. Учил ремеслу, ведь нужно знать нормативную грамматику, видеть собственный текст, знать родной и иностранный язык, пользоваться множеством словарей. Редактура - это исправление стилистики. С каждым новым переводом человек глубже проникает в другой язык. Любознательность и трудолюбие - 90% успеха.

В последнее время сталкиваешься с тем, что молодые люди ничего не знают. Переводят, скажем, философскую литературу, не владея ни русским языком, ни специальной терминологией.

Е.К.: Вы считаете, современная отечественная ситуация в области перевода хуже, чем была раньше?

Н.Ф.: Мне кажется, хуже. Молодые переводчики часто приносят в редакции сырые черновики, им еще многому надо учиться. Девизом переводчика должно быть "Я знаю, что ничего не знаю". Если переводчик учится на своих ошибках, то через несколько лет редактор с удовольствием читает его следующие переводы. И такие люди есть.

Е.К.: Как Вы считаете, отличается ли русский переводчик от своего зарубежного коллеги?

Н.Ф.: Если он профессионал, то нет. Как правило, принципы одни и те же. Вообще, переводчики - индивидуалисты, мы не занимаемся коллективным творчеством.

Главное - чтобы, прочитав книгу, Вы сказали: "Какая хорошая книга!" Значит переводчик не пожалел своего таланта и зарубежный автор стал достоянием русского читателя.

Сделать заказ в нашем бюро и воспользоваться профессиональными услугами очень просто в разделе Онлайн заказ или позвонив нам по телефонам.

Разместить заказ на перевод
или проконсультироваться
(495) 650-35-00
(495) 589-83-47

Вы можете легко сделать онлайн заказ перевода! Наши награды Я принимаю Яндекс.Деньги
мы принимаем webmoney
Купон на скидку Языковые викторины А Вы никогда не думали стать донором? Попробуйте – Вам понравится! Наши услуги перевода в Москве

Мы в социальных сетях:
ВКонтакте

перевод для чешской визы перевод для британской визы перевод для визы в Германию перевод для французской визы перевод для австрийской визы перевод для канадской визы перевод для американской визы перевод для австралийской визы перевод для новозеландской визы перевод для южноафриканской визы перевод для швейцарской визы перевод для визы в Тайланд

Rambler's Top100
Slowo.ru® Бюро переводов - Москва, бюро переводов Берг 1998 г. © Все права защищены