Бюро переводов - Москва. Услуги перевода: профессиональный перевод бюро переводов Берг
Добавить в избранное    

+7 495 650-35-00 +7 495 589-83-47

Бюро переводов Берг
понедельник - пятница с 9.00 до 19.00
суббота с 10.00 до 17.00
 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

  Контакты
 

Бюро переводов "Берг"

Наш адрес:
123001, Москва, ул. Б. Садовая,
д. 5, гостиница «Пекин»,
вход во двор через арку со стороны Садового кольца,
2 этаж, офис 138
(бесплатная парковка по предварительному заказу)


Телефон/факс:
+7 495 650-35-00
+7 495 589-83-47


ICQ:
ICQ # 559089529
Менеджер Лобакова Карина
ICQ # 553504962
Менеджер Потапова Тамара

Skype:
Skype Me™! translation-bureau

E-mail:
berg_comp@mtu-net.ru

СХЕМА ПРОЕЗДА


Задать вопрос на Slowo.ru
Увеличить
По итогам деятельности предприятий за период с 1995 по 2005 гг. Б Ю Р О ПЕРЕВОДОВ БЕРГ было награждено Дипломом Российского Фонда Защиты Прав Потребителей "За активное участие в формировании цивилизованного потребительского рынка в России". Награждение проводилось в здании Правительства Москвы общественно-экспертным советом смотров "ЛУЧШИЕ В РОССИИ", "ЛУЧШИЕ В МОСКВЕ".
   Статьи - Языковая мозаика

Скандинавистика

О переводе романа Микаэля Ниеми 30.09.2003

Чтение романа Микаэля Ниеми "Популярная музыка из Виттулы" в оригинале заставляет время от времени мысленно восклицать: "Господи, ну и работенка для переводчика - если такой доброволец отыщется!" Экспрессивность текста, обилие окказионализмов, описание совершенно особых реалий быта северной Швеции делают роман действительно крепким орешком... Тем приятнее было узнать, что доброволец и вправду отыскался, когда около года назад стало известно, что работу над переводом романа ведет Руслан Косынкин. И вот, наконец, совсем недавно все заинтересованные литературой Скандинавии в России (условно говоря, то, что тираж книги составляет три с половиной тысячи экземпляров, - факт, разумеется, вполне объяснимый, - заставляет заинтересованных, но не живущих в столицах, отправляться в оные за книгой) получили возможность ознакомиться с переводом, а иные желающие - и сопоставить его с текстом оригинала . Чем мы сейчас и займемся.

Стоит сразу сказать, что чтение некоторых эпизодов в переводе (после предварительного ознакомления с текстом Ниеми) заставляет вспомнить слова некоторых русскоязычных читателей Сэлинжера в переводе Райт-Ковалевой , заявлявших, что вот, мол, можно же переводить так, чтобы перевод оказывался привлекательнее оригинала ... В самом деле, обратимся с рассказу о Маттиасе и Нииле - начинающих школярах. Одна из вечных проблем переводчика: как поступать с реалиями , легко узнаваемыми читателями оригинала и почти теряющими художественный смысл в переводе ? Что русскому читателю может сказать строка: "Har du sett herr Kantarell?" ("Видел ли ты господина Лисичку?") из известнейшей детской песенки о любимом грибе скандинавов? И переводчик решительно расстается с лисичками, заменяя их "стариком-боровиком" и "бабкой-поганкой"! Этот смелый шаг может, конечно, вызвать недовольство сторонников максимальной приближенности перевода к тексту оригинала , но не оценить сохранённый горьковато-задорный тон авторской иронии при этом невозможно.

Удачное решение подобной проблемы - именование японцев "мяукающими людьми" (tjingtjongmanniskor в оригинале). В самом деле, ну что делать, если шведскому читателю по каким-то причинам знакомо японское "tjing-tjong" (что-то вроде "Вот оно как!"), а русскому - нет!

Надо сказать, что многое в переводе романа вообще оставляет чувство, что в некоторые моменты переводчик словно перестает быть переводчиком и становится тем самым балагуром-рассказчиком, маску которого надевает Ниеми в начале повествования. Взглянуть на язык, как на сосуд, в котором содержится мысль, настроение, чувство автора, отделить содержимое от сосуда и поместить его в новый - вот что удалось сделать переводчику "Популярной музыки..." Превратить смысл произведения в жидкость, свободно принимающую форму сосуда...

Отсутствием рабского следования внешней форме текста и передача внутренней с помощью стилистически маркированной лексики и удачного обращения с синонимами и квазисинонимами отмечен хотя бы вот этот небольшой отрывок: "И кабы (om inte) у моего спутника не прихватило живот (fatt ont i magen) и он не устроился какать (borjat bajsa) прямо под столом, то, честное слово, конечно же, без тени всякого сомнения, мы наверняка добрались бы до Китая".

Широта синонимических рядов в тексте перевода с одного из германских на русский язык - это момент, который так или иначе является общим для всех обзоров подобного рода, но мы, тем не менее, отметим, какое множество эквивалентов получило в переводе слово "barn": чадо, ребятня, малые, отпрыски... Подобное разнообразие, вне всякого сомнения, придает разную стилистическую окраску различным эпизодам текста, сохраняя, а порой и увеличивая экспрессивность повествования. Надо сказать, что тенденция к усилению экспрессивности вообще отмечает перевод "Популярной музыки..." В некоторых случаях это создает блестящий эффект, вызывая восхищение читателя, знакомого с оригиналом. "Изрыгая проклятия почище (nastan lika mycket) иного грешника, этот приземистый батюшка (prast)..." - здесь неверная передача смысла в первом случае и замена нейтральной лексемы стилистически маркированной во втором видятся вполне оправданными, поскольку позволяют сделать портретное описание более выразительным и ироничным. То же происходит и в описании обнищания Пайялы: "Оставался лишь один выход - свалить !" (в оригинале - flytta); "как загнулось родительское хозяйство" (sa familjebruk do).

Но порой такое же усиление экспрессивности кажется... излишним. (Barn) som sparkade i mammas mage - (Ребенок) " ворочался в брюхе матери" - подобное снижение стилистической окраски, кажется, ничем не оправданное, вызывает только недоумение. Или: Allt var modernt - "Все - новье (о вещах сестры)" - нужна ли эта злобная нотка? Почему родственники " картавят (в оригинале - snacka) на смеси английского со шведским"? Не французского же и не немецкого... В сцене неожиданного приобщения мальчиков к радостям пивной вечеринки в комнате сестры Маттиас сосет пиво из бутылки, "как из острой мамкиной сиськи " (в оригинале - som pa ett spetsigt kvinnobrost - женской груди). Есть ощущение беспомощности мальчика, простоты и бесшабашности атмосферы, царящей в комнате, но уже нет связи между образами четырнадцатилетней девицы, близость и поцелуй которой обдает Маттиаса жаром, и этим самым посасыванием пива.

Кое-где стремление переводчика опоэтизировать образ просто убивает оригинальность: Stjarnljuset <...> duschade marken, vassa vita stralar fran en jattelik sil - "Их свет струился по земле - острые белые лучики, просеянные в громадное сито". Красиво, но сито осталось, а сравнения звёздного неба с душем уже, к сожалению, нет.

Есть в романе малопонятные пассажи, смысл которых так затемнен уже в оригинале, что оценить их передачу в переводе оказывается очень сложно. Например, сцена "второго крещения Исака". Напряженный и динамичный психологизм сцены, в общем-то, не особо позволяет сконцентрироваться на неясности деталей, но все же: knappte upp blodask, переведенное как "расцепил кровавый замок", не имеет ли отношения к древнему ясеню из скандинавской мифологии? Ответить на этот вопрос может, пожалуй, только сам автор романа.

Один из самых сложных и деликатных, по признанию самого переводчика, моментов в переводе романа - это обращение с половой лексикой. Дисбаланс между грубыми, но все же приемлемыми обозначениями половых органов, полового акта, принятыми в разговорном шведском, и табуированными русскими эквивалентами создаёт особую трудность для любого переводчика, которому, работая над поиском таких соответствий, приходится балансировать между медицинскими терминами и бранью. Однако Руслану Косынкину, пожалуй, удалось быть последовательным в решении и этого вопроса и выбрать в качестве соответствий достаточно прозрачные, чтобы не быть слишком сухими, эвфемизмы. Во всяком случае, в переводе сохранен то ироничный тон рассказчика, вспоминающего себя в период взросления, то, в моменты перемены перспективы повествования, восторженный и смущенный тон мальчика, впервые соприкасающегося с таинственным миром Эроса.
Поэтому, несмотря на все вопросы, возникающие в ходе сопоставления текстов, естественность перевода, ощущение свободы от рабского следования тексту оригинала, и вместе с тем замечательная эмоциональная "отождествленность" переводчика с рассказчиком Ниеми вполне окупают неточности и прочие мелкие прегрешения перевода .

Лидия Стародубцева, Петрозаводск

Сделать заказ в нашем бюро и воспользоваться профессиональными услугами очень просто в разделе Онлайн заказ или позвонив нам по телефонам.

Разместить заказ на перевод
или проконсультироваться
(495) 650-35-00
(495) 589-83-47

Вы можете легко сделать онлайн заказ перевода! Наши награды Я принимаю Яндекс.Деньги
мы принимаем webmoney
Купон на скидку Языковые викторины А Вы никогда не думали стать донором? Попробуйте – Вам понравится! Наши услуги перевода в Москве

Мы в социальных сетях:
ВКонтакте

перевод для чешской визы перевод для британской визы перевод для визы в Германию перевод для французской визы перевод для австрийской визы перевод для канадской визы перевод для американской визы перевод для австралийской визы перевод для новозеландской визы перевод для южноафриканской визы перевод для швейцарской визы перевод для визы в Тайланд

Rambler's Top100
Slowo.ru® Бюро переводов - Москва, бюро переводов Берг 1998 г. © Все права защищены